Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:42 

Русская рулетка

Автор: Denielle
Email: mayamee@mail.ru
Пейринг: Дин/Кастиэль, Сэм/Габриель (Гейб)
Рейтинг: NC-17
Предупреждение: Много секса
Примечание: ОС, является неким двигателем сюжета, в пейринги не вмешивается. события фика не совпадают с происходящем в каноне. Слегка OOC. События фика происходят в промежутке с декабря по январь.
ГЛАВА 1
в которой Винчестеры едут к морю, а Дин много возмущается и удивляется

- И все равно погано! – Дин нудил и возмущался уже не первый час, но, тем не менее, Шеви уверенно продвигалась на запад. – Какого черта мы едем на море в такой холод?! И какое к черту глобальное потепление?! Где оно – глобальное тепло?
Сэм в очередной раз глянул на серое небо и решил все-таки не отвечать Дину. Сначала он пытался успокоить брата, но быстро понял, что тот всего лишь ищет ссоры, а отдуваться ему за неосмотрительную просьбу Каса не хотелось. И даже играющая очередной, кажется 5 круг, кассета Black Sabbath не могла вывести его из себя. Не могла… ни капельки… он спокоен… спокоен…
- Надо пожрать! – из тихой медитации Сэма вырвал уверенный голос Дина.
- Нет, ты же знаешь, нам надо добраться до места как можно скорее.
Дин нахмурился и пристально уставился вперед. Он мысленно посылал Касу сигналы с призывом, если не объяснить, зачем они тащатся на побережье посреди зимы, то хотя бы принести ему пирог. Или гамбургер. Или то и другое. Да, определенно лучше и то, и другое...

- О боже, ну и дыра.
- Да, похоже, кроме рыбаков здесь вообще никто не живет.
Крошечный городишко на границе Орегона и Вашингтона носил какое-то невразумительное название, наполовину стертое со щита перед въездом в город. На карте его тоже, похоже, не было. Если бы не детальное объяснение ангела господня как до него добраться, братьям пришлось бы поплутать по близлежащим дорогам.
- И что? Что ищем сначала гостиницу или Кастиэля?
- Пожрать. Сначала мы ищем пожрать.
Дин, хмурясь, оглядывался вокруг. Они стояли прямо посреди главной улицы. Ничего хотя бы отдельно напоминающего закусочную или мотель в зоне обозрения не было.
- Господи, какого черта?!
- Не поминай имя господне… - раздался голос у него из-за спины.
Винчестеры обернулись. Ангел стоял на холодном ветру в развивающимся плаще. В руке у него был сжат большой коричневый пакет.
- Ох, ну прости!- Дин скорчил недовольную гримасу. Сэма это начинало угнетать. Пару дней назад Дин и Кас отправились по важным делам. С тех пор Дин был дерганный, недовольный и все время огрызался. А Кастиэль напротив выглядел по-ангельски как никогда. В общем, парочка стоила друг друга.
- Так, - Сэм решил расставить все точки над i до того, как мужчины либо подерутся, либо сведут его в могилу, а еще вероятнее в психушку, - Кас, давай-ка объясни, зачем мы тут. Но сначала найди место, где мы можем отогреться, погода к стоянию на улице не располагает.
- Ага, холодно, - Дин картинно поежился. – У нас же нет твоего шикарного плаща. И ангельских ништяков тоже!
Сэм закатил глаза, а Кастиэль, спокойно развернувшись, пошел куда-то вперед по направлению к пляжу. Братья сели в машину и медленно покатили за ним.

Небольшое трехэтажное здание выполняло функции гостиницы, закусочной, магазина и вообще культурного центра города.
- Роскошно! – Дин сидел на кровати и жевал пирог. В коричневом пакете Каса оказалась еда. По этому поводу старший Винчестер, видимо решил заключить с пернатым перемирие и теперь тихо жевал, не портя никому нервы.
- Ну что, Кас? – Сэм неспеша помешивал пластиковой вилкой диетический салат с тунцом, любовно поглядывая на лежащий рядом сэндвич с тофу.
- Ее найти должны вы.
Ангел божий положил перед Сэмом фото. Черно-белая фотокарточка сделанная как минимум лет 40 назад чуть расплывчато демонстрировала девушку лет 19 с печальным и каким-то совсем безнадежным взглядом.
- Хм.… А поновее ничего нет? Она же наверняка изменилась. Причем сильно по человеческим меркам.
Младший Винчестер старался сказать это так, чтобы не казалось, что он говорит с умственнонеполноценным, но похоже в какой-то момент голос дрогнул. Кастиэль уставил на него свой пронзительный взгляд и Сэм поежился. Как-то он все время забывал, что Касу не 35, а как минимум тысячи 3 лет. И он не дурак.
- Узнаете ее, - он слегка кивнул головой в подтверждении своих слов. – Она часто здесь появляется. На пляже.
- Ну, так щево же нам ее ифкать? Фам фже жнаешь, фде она…
Дин по привычке говорил с набитым ртом.
- Она не станет говорить со мной, - на секунду братьям показалось, что голос ангела стал печален.
- Так, - Дин наконец справился с едой и смог говорить нормально, - давай-ка объясни нам с чем мы имеем дело? Это что очередная божья пташка, польстившаяся человеческой жизнью? Я так посмотрю у вас там наверху не все так мило, раз столько эмигрантов.
- Нет, она не воин господень.
- А кто? Кас, ты чего-то не договариваешь? Мы что найдем ее и скажем.… А что мы скажем, что ты попросил найти ее незнамо зачем? Задолбали твои многовековые замашки!
- Вы отыщете ее, и она сама вам поведает, если пожелает. Известно ей кто вы и зачем с ней встречи ищите.
- Зашибись, - Дин стал с кровати, подошел к столу и посмотрел на фото, - какая-то ретро-девица знает, зачем мы ее ищем, а мы не в курсе. Дурдом на выезде. Сэм! Хватит жевать свою девчачью еду! Скажи что-нибудь!
- Во сколько она появляется на пляже?
- На закате.
Дин ошарашено смотрел на брата. За спиной послышался шелест крыльев, и, когда старший Винчестер обернулся, Кастиэля в комнате не было.
- Ты с ума сошел, да? Мы что попремся искать эту фифу?
- А почему нет. На сколько помню, Кас никогда нас не подводил.
-Ага? А тебя не смущает, что его на малолеточек потянуло. На нестареющих малолеток. Ничего странным не кажется?
- Слушай, Дин, чего это между вами такого произошло, что ты так на него взъелся. Обычно ты у нас отстаиваешь интересы ангельских меньшинств.
Дим нахмурился, махнул рукой и вышел из номера. Одним из бонусов гостиницы был душ и туалет, находящиеся в конце коридора.

Братья спускались по пологому склону на пляж. 5 минут разговора с хозяйкой «культурного центра» хватило, чтобы узнать, что на галечном пляже к северо-западу от города действительно частенько видят девушку. Глаза женщины загорелись, когда она рассказывала об этом. Было видно, что в этой дыре данное происшествие было самой обсуждаемой, но, к сожалению, весьма затертой новостью. Так что поговорить с новыми людьми было явно большим удовольствие. Тем более, что люди слушали внимательно, а потом еще и расспрашивали, как до пляжа добраться. Такие молодые, обходительные.… Такого внимания миссис Дарсен не испытывала с самой средней школы… Она даже решила, что приготовит очаровательным джентльменам что-нибудь особенно вкусное на ужин.
Как только они вышли за поворот небольшой скалы, они увидели девушку. Длинные темные кудри развивались на ветру. Тонкое светлое платье явно стоило очень дорого. Туфли на высоченном каблуке стояли на гальке так же устойчиво, как на подиуме. И вообще представшая картина была больше похожа на картинку из глянцевого журнала для богатых девиц, чем на вид пляжа рядом с затерянным на побережье жалким городишком.
Некоторое время оба Винчестера боялись двинуться. Слишком зыбким казалось видение. Неожиданно тишину нарушил голос самой девушки. Он был достаточно молодым и вполне мог принадлежать какой-нибудь ученице старшей школы, если бы в нем не было едва заметной глубины. Такой же, как в голосе Кастиэля..
- Ну что, Чип и Дейл, все спешите на помощь? Кто же вас прислал? Папаша или этот в плаще? – В ее голосе насмешливость мешалась с осторожностью
- В плаще, - сказал Сэм и сделал шаг вперед.
Девушка взлохматила волосы.
- Эх, сколько он мне закатов испортил… Фигова божья пташка. И чего этому пресвятому бухгалтеру надо?
- Он сказал, что ты в курсе, - братья подошли к девушке достаточно близко, чтобы заметить, что у нее немного посинели уголки губ. Других признаков того, что она чувствует холод, не было.
Девушка глубоко вздохнула.
- Убить вас что ли? Хотя это ж безнадежно. Вытащат.
Она резко развернулась, пристально глянув в глаза Дину. Больше у него сомнений не было, если перед ним не ангел, то точно не человек. Что-то божественное. Просто до отвращения.
- Ладно. Я вижу у меня перспектив не много. Хотите поговорить давайте. Начинайте!
- ЭЭЭЭЭ… - Сэм замялся. Дин и барышня в сером все еще играли в гляделки. – Может, ты нам расскажешь, чего это Кас тебя так разыскать старается.
- Ну, он, очевидно, решил, что я новое стратегическое оружие в борьбе с Апокалипсисом, - она перевела взгляд с Дина на Сэма. Дин вздрогнул и пошатнулся, когда зрительный контакт прервался. – Который, кстати, вы развязали, а все вокруг расхлебывают.
- А ты…
- В смысле ты…
- ТЫ КТО? – хором выпалили братья.
- Я часть той силы… - девушка шкодливо хихикнула, заметив отвалившуюся челюсть Сэма, который явно знал о принадлежности цитаты, и полные недоумения глаза Дина, который ни о «Фаусте», ни о Гете не имел никакого представления. – Да ладно, шучу. Я как бы это правильнее выразится? … В общем, папа мой слегка архангел.… Чуть-чуть совсем. Вот на столечко.
Девушка сжала пальцы, демонстрируя примерную пропорцию архангелности в ее отце.
- Это че, Трикстер что ли? В смысле Гейб! – На лице Дина показалась глупая и немного сальная ухмылка. – А парень зря времени не теряет.
- Ага, - девушка ткнула пальцем в Дина, - и это мне говорит человек, который вожделеет ангела.
- ЧТО?! – глаза Сема расширились и, казалось, вот-вот выпадут и покатятся по гальке прямо в соленую воду.
Девушка перевела сердитый взгляд на Сэма
- Не тебе нас морали учить, человек, спавший с демоном.
Она скрестила руки на груди.
-Ну, вы пока разбирайтесь, кто прав, а я, пожалуй, в тепло….
С этими словами она бодро зашагала в сторону дороги, оставит недоумевающих братьев мерзнуть на пронизывающем морском ветру.
- «Вожделеющий ангела»? Что Анна все никак из головы не выходит?
- Ну, если учесть количество твоих подружек, ты все еще по Руби сохнешь! – огрызнулся Дин, но взгляд отвел.
Они еще минуту постояли, тупо глядя друг на друга, пока, наконец, не сообразили, что «архангельское отродье», как окрестил ее про себя Дин, неплохо бы догнать

ГЛАВА 2
в которой все чувствуют себя идиотами

- Это все ты! Ты Сэмми!
- А чего это я? Ангел то твой! Ты его принес, ты и отвечай!
- СЭМ!!!!!!
- А что? Ты думаешь, почему папа тебе не разрешил собаку завести? – Сэм Винчестер из-за всех сил старался не засмеяться, а Дин между тем уже подумывал дать ему прямо по наглой физиономии!
- Знаешь, что ты, прыщ на теле человечества….
- Дин, - прервал его Сэм ошарашено. Оно всю дорогу ругались, поэтому не следили за происходящим вокруг, а сейчас Сэм, взглянув на их «гостиницу», увидел шикарный серебристый кабриолет и их новую сверхъестественную знакомую.
- Че застыл? Крутая тачка, да? – она нагло подмигнула братьям. – Копите деньги и у вас такая будет!
- А это твоя? – удивлению старшего Винчестера не было придела. В голове мысли о том, что его Детка в 100 раз лучше, и о том, что машина нереальна, боролись так интенсивно, что на другие «думательные» процессы сил не оставалось.
- Нет, блин! Тут стояла, а я дай, думаю, понтанусь!
- А зачем тебе? – спросил на этот раз Сэм.
- А я смотрю, вы тут оба университетов не кончали.… А я, по-твоему, сюда как добралась? Пешком?
- Нет. Прилетела…
- На чем? На частном вертолете? Думаешь, у нас в стране их так легко парковать?
- Нет, прилетела, как…
- Как птица? – девушка смотрела на Дина как на полного придурка. И надо сказать, что это было очень обидно.
- Как ангел!
- Очень интересно!- Она возвела руки к небу, - за что, папа?! За что мне ЭТО. Вы с чего взяли, что я летать умею? Тем более как ангел.
- Ну, ты же ангел… в смысле архангел…
- Ты че перегрелся? Тебе кто это сказал? Этот… в тренче?
- Нет… ты.
Младший Винчестер предпочитал больше в разговор не встревать. Он быстро сообразил, что манеру общения девушка точно у папаши унаследовала, а значит, единственная возможность не оказаться в конце в дураках, сидеть смирно и по возможности молча.
- Я?! Давай проясним ситуацию, Я НЕ АНГЕЛ. У меня даже крыльев нет. И всяких сверхъестественных штучек-дрючек тоже.
Дин выразительно окинул взглядом ее шифоновое платье.
- Нет, ну кое-что досталось по наследству. Мне еще и ноги брить не надо – прикинь какие бонусы! Я, если честно, думаю, что только человек с идеально гладкими ногами может победить Люцифера.
Сэм хихикнул и поежился. Вообще-то, исключая тот дурацкий «урок», который пытался преподать ему Трикстер, убивая Дина, Гейб Сэму нравился. Он был совсем как Дин, только умнее. И его явно издевающаяся над ними дочурка в образе избалованной старлетки тоже отторжения не вызывала.
- Может внутрь, а ты мы мерзнем…
- Что вот так, да, сразу в номера…. Даже без ужина?
- Ты будешь тут ужинать?
Она перевела взгляд с одного брата на другого….
-Нет. Я остерегусь.

В номере девушка развалилась на кровати Сэма и похоже даже не думала объяснять, зачем она понадобилась Кастиэлю, более внятно.
- Как тебя хоть зовут? - Сэм сел на стул, а Дин уселся на свою кровать, проверив при этом не осталось ли чего пожевать в холодильнике.
- Вероника. А вы?
- Сэм.
- Дин.
- Приятно познакомиться…. Ой!
- Что?
- Идет кто-то… святой.
- Где?
Вероника в очередной раз наградила Дина презрительным взглядом. И пробормотала что-то вроде «идиот».
Через мгновение в комнате появился Кастиэль с фирменным выражением лица как у очень серьезного пятилетнего ребенка.
- Здравствуй, - начал он проникновенно…
- Привет….
- Я…
- А я в курсе. Я твои грязные мыслишки за версту чую. Че, один не справился с ролью героя, решил новую найти? Нет уж, давай с этим, который Дин. А я постою, посмотрю.
- Но…
- Но? Но что…? Ты, может, не в курсе, но у меня с ахалай-махалай проблемы. И проебывать свою человечность во благо человечества я не собираюсь. И помогать вашей святой братии тоже. Или ты думал, что после того, как вы мою маму убили и Дилану ангельский рентген сделали, я стану вашей поддержкой и опорой? И херить свою жизнь? Вы что там все такие или это личная инициатива?
Кас выглядел крайне растерянно. Похоже, впервые у его ангельской сущности не нашлось, что сказать. Сэм и Дин уже просто не пробовали ничего понимать и тупо слушали, решив ничему не удивляться.
Тишина затянулась. Дин буравил взглядом Кастиэли, Кас буравил взглядом Веронику, периодически кидая на Дина какие-то печально мятущиеся взгляды. Вероника бросала злые взгляды на ангела. И только Сэм сидел в стороне и наблюдал за происходящем, как за цирковым представлением. Только поп-корна не хватало. Вообще с тех пор как их неожиданно настиг Апокалипсис, он заметил, что его жизнь стала как-то веселее. Черный юмор, но тем не менее.
- Потрясающе…. Вы че, об одном и том же думаете?
Вероника нарушила тишину неожиданно. Все присутствующие посмотрели на нее.
- Ребята, - обратилась она к Дину и Касу, вы бы поговорили, а то от ваших мыслей у меня начинается мигрень,
Она выразительно начала массировать виски.
- Да, - сказал Сэм из своего угла, - у меня тоже… если бы я так умел… ну, мысли читать…
Вероника демонстративно хлопнула себя по лбу
- Семейка придурков…. ИДИТЕ! Идите отсюда! Я не могу такое слушать!
Дин с Касом переглянулись. Вскочили с мест. Оба выглядели смущенными и какими-то потерянными…
- А ты умеешь читать мысли? – наконец выдавил Дин.
- Да, хочешь, озвучу?
Сразу после этих слов ангел и человек синхронно обернулись и вышли их номера.
Девушка сочувственно глянула на Сэма
- Я его 27 лет знаю.
- Сочувствую.

ГЛАВА 3
в которой Дин и Кастиэль наконец-то объясняются

Кастиэль вышел в коридор первым. Он прошел несколько шагов и остановился перед дверью последнего на этаже номера. Как раз напротив душа. Один взмах рукой и дверь отворилась. Ангел сделал шаг в сумрак комнаты. Дин все это время следовал за ним молча и как можно тише, если бы он вообще мог не издавать звуков или просто раствориться в воздухе, он бы неприменимо так и сделал. В голове роилось бесконечное множество мыслей. Этот улей гудел, шумел, но он не могу ухватить ни одной.
- О чем ты размышлял? – начал Кас, как только за Дином захлопнулась дверь. В комнате стало совсем темно. Солнце зашло, шторы в комнатке задернуты, а никаких фонарей в городе не было.
- Я…. – Мужчина помнил, что они думали об одном и том же, но ситуации это не упрощало. Что сказать ангелу? О чем мог думать он? Какие у них были общие мысли? – О… тебе… тоже…. – наконец выдавил он.- А ты?
- У меня были мысли. Греховные.
- Кас, для тебя помянуть имя господне не вовремя уже грех.
- Нет. Они порочны.
- У всех бывают такие.
- У всех людей….
- Ах да, я забыл, ты же в высшей лиге, - Дин говорил это не насмешливо, а с некой досадой, что он позабыл о том важном факте, что не стоит ровнять свою прогнившую душонку и светлую сущность Кастиэля, воина Господня.
- Почему люди могут выражать любовь только физически? – неожиданно с болью в голосе спросил Кас. Дин не мог видеть его лица, поэтому тут же начал внушать себе, что эмоции в голосе ангела – это лишь его желание. Его персональная галлюцинация.
- С чего ты это взял?
- Ну… вы же все так делаете, - начал Кас неуверенно. - У тебя же много женщин.… И ты все время говоришь об этом. Ты меня водил в дом терпимости! – на последней фразе его голос стал твердым.
- Кас, но я же их не люблю… не любил… Короче, секс и любовь они не связанны! Вернее, они должны быть связанны, но не связаны… - он запнулся. Пытался найти слова, чтобы не казаться самому себе еще большей мразью. – Это просто удовлетворение физических потребностей. Они есть у человека. Это снимает стресс. Это приносит удовольствие. Но это… мы не так выражаем любовь. Не только так.
Кастиэль молчал. Дин не слышал ни шороха. Он был уверен, что ангел сейчас застыл, как изваяние и прожигает его взглядом. Наверняка ему темнота не помеха.
- Кас, мы же с Сэмом любим друг друга…
- Вы братья, – голос был непреклонен.
- Ну, знаешь, есть извращенцы… - начал он, но осекся. – Кас… - он сделал шаг наугад во тьму.- Ты все не так понимаешь.
- Если у нас были одни мысли, а мои мысли были греховны, значит и твои тоже.
Голос раздался совсем рядом. Сейчас Дин больше всего боялся услышать шелест крыльев. Но в комнате было тихо. Человек как-то безнадежно вздохнул. Неожиданно зажегся ночник у кровати. Пространство осветилась мягким неярким светом. Дин, наконец, увидел ангела.
- Конечно, Кас… Я же человек. Ты красив. Я не знаю, как это перебороть. Просто возникают такие желания иногда. Я не гей.… Но у ангелов же нет пола?
Кастиэль смотрел на него своими ясными глазами, слегка склонив голову набок. С интересом.
- А я гей? – он, казалось, пробует новое слово на вкус.
Дин рассмеялся…
- Нет, нет, конечно, дурень! Ты даже не человек!
Он порывисто сделал шаг вперед и обнял Каса, уткнувшись ему в шею. Ангел стоял опешив. Не шевелился.
- А что делать? – спросил он наивно. Ему было…. Он сам не помнил, сколько по людским меркам ему было 10 тысяч лет? Где-то около того.… Но, скорее всего, даже больше. И он всегда знал что делать. А если не знал, то надо было всего лишь испросить откровения. А теперь ему никто не мог помочь, кроме Дина, конечно.
- Ничего, - уверенно сказал мужчина.
Кастиэль глядел на него, склоняя голову то к одному плечу, то к другому. Казалось, он был разочарован, как ребенок, дорвавшийся до запечатанной запретной коробки, а она оказалась пуста. Дин взял его за подбородок и коснулся губами его обветренных губ.
- Странно, - резюмировал Кастиэль, подводя итог новым ощущениям.
Дин поцеловал его снова. Кас похоже не собирался его отпускать наслаждаясь новым для себя процессом.

Дин не мог точно сказать, сколько они просидели в комнате вдвоем. Они валялись на кровати, касаясь друг друга, или целовались. Кас напоминал Дину девочку подростка, которая только начала созревать и вот первый поцелуй, и с этих пор вся ее сексуальность выливается в поцелуи.
Неожиданно его телефон завибрировал. Он неохотно достал его из кармана и прочел СМС вслух.
«Пожрать купите»
Следующая не заставила себя ждать.
«Кас, тащи свои крылья в номер, срочно»
Дин неохотно встал и направился к двери. За спиной послышался шелест крыльев. Когда он вошел в их с Сэмом номер, там сидели только Вероника и Сэм, Каса не было.
- Он пошел в магазин, - констатировала девушка.
- Магазин во Франции… - уточнил Сэм.

ГЛАВА 4
в которой Вероника рассказывает о своей жизни

Когда дверь за Дином и Касом захлопнулась, Сэм неожиданно ощутил чувство паники. С одной стороны, Вероника вызывала у него вполне здоровую симпатию, но с другой стороны сидеть в замкнутом помещении с кем-то у кого в графе родители стоит «Архангел», сомнительное удовольствие. Он отошел к комоду с зеркалом и потупил взгляд.
- Страшно?
- Скорее необычно.
- И что, совеем, совсем не боишься? А вдруг в жабу превращу? Принцесс нынче не много, могут ведь и не превратить обратно.
- Ну, на такой случай у нас есть Кастиэль, если, конечно, Дин не облажается. О чем они кстати, говорят?
- Скандалы, интриги, расследования! Что папа не учил не совать свой нос в чужую личную жизнь?
- Ты вообще мысли читаешь!
На лице Сэма отразилась легкая тревога.
- Ох, не бойся, мне польстило, что тебе нравится моя грудь!- девушка засмеялась. – Забей, не все время. И не у всех. Я вообще-то этим мало увлекаюсь, просто есть такие навязчивые мысли, которые сложно не заметить. Это как яркий баннер на шоссе, волей не волей обращаешь внимание.
Винчестер улыбнулся и огляделся в поисках стула. Между тем девушка встала с кровати и направилась к выходу.
- Эй, ты куда?
- А что, помогать вам в спасении мира я не собираюсь, чего мне ждать? Второго пришествия?
- Нет… ну… Каса. Вдруг там чего… - Сэм не мог сформулировать это «чего». Действительно Вероника им ничего не должна была. Она же не пленница, чтобы держать ее силой! Но с другой стороны где-то внутри было настойчивое чувство, что отпускать ее нельзя.
- Чего? - она подняла брови.
- Нет.… Пока.
Он понимал, что за это «пока» ему настучат по голове и Кас, и Дин. Только Дин будет упрекать открыто, а Кастиэль просто уставится, не мигая, и будет искусно давить на чувство вины. Этому, похоже, он был обучен профессионально. Но, вспоминая всю эту ситуацию с Люцифером и Михаилом, понимал, что оставлять девушку для бесконечных уговоров или еще хуже шантажа, сподвигать на помощь другими средствами, как минимум подло.
- Расслабься, я сигареты в машине забыла. Я не буду подставлять тебя.
Она улыбнулась, подмигнув, и вышла.
Оставшись наедине с самим собой, младший Винчестер бухнулся на кровать. И неожиданно ему в голову пришла ясная и радостная мысль, что если Вероника сможет справиться с Люцифером?! Значит они – Сэм и Дин – смогут опять жить спокойно и не будет никакого Апокалипсиса. Хотя тут же вспомнил, что девушка вроде как заверила их, что ничего такого в ней нет.… Но ее поведение.… А то, что она говорила Касу.… Все это мешалось в его голове, но искорка надежды оставалась.
Дверь отворилась.
- Всегда с собой, - Вероника демонстративно подняла едва начатую бутылку виски.
Она села на кровать, закинув на нее ноги прямо в туфлях. Открыла бутылку и сделала глоток из горла, не утруждая себя поиском бокалов.
- Да ладно тебе, - она улыбнулась и хлопнула по покрывалу рядом с собой, - давай уже! Конец света, не время играть в святую девственность!
Сэм нерешительно устроился рядом, взял бутылку и хлебнул, думая, что алкоголь сможет унять мелкую дрожь.
- Не трясись, я не надругаюсь над твоей невинностью, - в ее голосе были откровенные смешинки. - А вот с Руби так не трясся небось, – прибавила она.
- Я не боюсь, - промямлил Сэм, покраснев.
Она посмотрела на него. Внимательно. Их взгляды встретились. Серо-зеленые глаза совсем не соответствовали ее возрасту. Они были чуть туманны, такой туман появляется у людей с возрастом, но где-то в самой глубине горел тот же ясный свет, что и у Каса. Немного чертовщинки и… как показалась Сэму глубокая боль. Такая, которая не проходит, пусть даже она слишком глубоко запрятана. Боль, которая стала частью человека. Что-то похожее было у Дина. Когда он только вернулся из ада.
- Ангелы убили твою маму… - голос Сэма был хриплый, его горло и губы высохли, поэтому он сделал еще глоток. Виски немного обжег горло – глоток был слишком большим.
- Да. Но это долгая история.
- Но мы же не торопимся.
- Зачем тебе это? Неужели своей боли не хватает? Сэм, тебе ведь только кажется, что у вас в семье Дин главный разочарованный скептик. В тебе намного меньше веры во все: в бога, в дьявола, в него, в себя, в семью.… Зачем тебе еще одно разочарование?
- Я… не знаю, - честно признался Сэм. – Мне интересно. Я видел фото. Оно очень старое, а ты там такая же.
- А как ты думаешь, сколько мне лет?
- 40? 60?... 100?
Девушка хмыкнула….
- А почему не 1000?
- А тебе тыща лет?! – глаза Сэма округлились.
Вероника хохотала в голос, доставая из сумки сигареты. Щелчек зажигалки и девушка с нескрываемым удовольствие затянулась.
- Хорошо. Я родилась во Флоренции в 1513 году от рождества Христова в семье городской знати. Высокое возрождение. Флоренция была прекрасна, богата и образована. Карнавалы, независимость, поблажки от церкви… Город-государство! Моя мать.… Говорили, что ее отец забил окна в ее комнате, потому что в них все время кто-нибудь пытался подглядывать. Она была очень красива и набожна. И она знала, кто Габриэль такой на самом деле. Она совершила грех. Но с архангелом, вроде как, не грех… - девушка хмыкнула. - А потом родилась я. Но как ты понимаешь, Гейб не удосужился обременить себя хоть какими-то обязательствами. И все вроде было хорошо: семья меня обожала, скандал как-то замяли (дедушка был слишком богат и влиятелен), только вот проблемка была в том, что росла я не так как другие дети. Но это было еще хоть как-то объяснимо. А вот то, что с моего трехлетия у нас в саду круглый год цвели все цветы сразу, не зависимо от сорта, объяснить было уже сложнее.
Она вздохнула, забрала у Сэма бутылку и сделала большой глоток.
- Папаша сбежал, не объяснив никому, что делать с моей божественностью. Это все прятали, конечно, до поры до времени. А потом был городской праздник.
Она снова сделала глоток. Это было как обезболивающее. Каждый сантиметр воспоминаний приносили ей, казалось, физическую боль. Сэм последовал ее примеру.
- Дом все покинули. Я оставалась одна. А когда я была одна, я часто, усыпив няньку, гуляла по дому, выходила в сад. Там ведь всегда было мое лето.
Она горько улыбнулась, закрыв глаза.
- Когда я спустилась вниз, то услышала голоса. Говорила мама и какие-то мужчины. Мне стало любопытно, и я спряталась за большой портьерой. За ней находился тайный ход для прислуги. Во время бала они появлялись в большом зале как бы ниоткуда. Чудеса да и только...! Я шпионила. Это была высшая канцелярия. Они уговаривали маму отдать меня им по-хорошему, говорили, что не хотят отбирать, говорили, о каких-то высших целях, о божьих замыслах, а потом… Она просто сказала, что скорее сдаст меня дьяволу, чем им. Вспышка света и.… И это был последний раз, когда я видела родной дом и маму. Я убежала. Выбежала на улицу, а там меня поймала одна из наших соседок. Я не помню то, что было дальше.
- Я не знаю, сколько времени я была в шоке. Когда очнулась, за окном были поля и пашни. Я оказалась во Фландрии. В замке госпожи Теллен. Госпожи Теллен - многовековой колдуньи. Она знала, кто я, знала, кто мой отец. Она почувствовала ангелов и прибежала к нашему дому. Думала помочь нам. Она меня растила. Воспитывала. Пока ее в 17 веке не сожгли на костре. Сожгли, конечно, уже безжизненное тело. В Святой Инквизиции ведь не только идиоты, сжигающие «еретиков», были, но и такие же охотники как вы. Вполне успешные ублюдки.
Она отвесила Сэму шутливый поклон, а тот сидел, почти не дыша.
- Почти 100 лет я скиталась по миру. Я боялась. Боялась ангелов, демонов, людей. Мне не к кому было пойти. И он мне ни разу не помог. Я пела в кабаках, рассказывала сказки на ярмарках за деньги…. Я голодала, страдала.… И я даже молиться не могла. И умереть я тоже не могла.
- А почему ты не...
- Не сделала страшное колдунство? Не расправила перышки? Да потому, что нельзя быть и человеком и ангелом одновременно! Да, есть какая-то часть силы, которая во мне даже при моей человечности. Но каждый сеанс более глобальных чудес вытесняет из меня часть человеческой души. Вспомни, что с тобой демонская кровь делала. В детстве это все было неосознанно, и я поплатилась за это. Смертью матери. Таллен объяснила мне этот процесс. У меня даже крылья не прорезались. Я осталась человеком. Да, я почти не чувствую холод, но я могу заболеть. Я могу очень долго не есть, но мне нужна вода так же как тебе. Я могу не спать, но через пару недель усталость срубит меня. Я могу пить сколько угодно… хотя нет, не сколько угодно, - она ухмыльнулась, видимо, какому-то своему старому воспоминанию. – Я могу читать мысли и слушать передачи по «Ангельской волне», но в остальном…
- Ты не стареешь.
- Ниче подобного! Просто это дурацкий процесс. Я в облике 5 летнего ребенка лет 40 жила. А вот такая, как сейчас последние лет 200. А с 7 до 12 постарела за ночь. Может вот через минуту на мне отразятся все 496 лет моей жизни. Я не знаю.
- А что было дальше?
- Хм… - у Сэма в животе заурчало. – Нет уж, никаких циклов ЖЗЛ на голодный желудок, зови Каса, будем давать ему партийное задание.
- Какое?
- Слетать в магазин, конечно, - она выхватила у Сэма телефон.
- Мы сами можем заказать.
- Щас!

В номере появился Касс.
- Деньги, адрес магазина. Лети! – девушка протянула ему несколько бумажек и карточку с адресом. – Постой.
Она протянула ему листок со списком покупок
- Не перепутай.
Кас исчез, сделав очень ответственное лицо. С таким же лицом он каждый раз отправлялся искать бога.
В этот момент в номере появился Дин

ГЛАВА 5
в которой происходит семейная встреча

Они сидели на кроватях, Вероника курила, а Сэм и Дин довились смехом. Только что Дин рассказал про их дело с оборотнем, копирующим персонажей старого кино. С комментариями Вероники и Сэма рассказ превратился в комедийный шедевр.
Кас появился, шурша тренчем и крыльями. В руках у него были пакеты.
- Они сказали, что это предзаказ.
- Но ты же все проверил по списку? – с пристрастием спросила девушка, извлекая из пакетов картонные коробки.
- Да. Там очень красиво.
- Ну, еще бы….
- Кас, чувак, а ты что, знаешь французский? – спросил Дин, ерзая на кровати от нетерпения узнать, что достанется ему на ужин, совсем как маленький ребенок.
- Да.
У Каса было такое выражение лица, как будто он не совсем понял суть вопроса и отвечал просто интуитивно.
- Дин, а ты как думаешь, ангелы на небе по-английски говорят? Слушай, когда я смотрю на тебя, у меня появляется абсурдная уверенность в том, что теория эволюции верна. И на тебе она, похоже, отдохнула.
Девушка протянула открытую коробку Дину. В ней стояла идеально белая фарфоровая тарелка, а на ней лежал кусок мяса с каким-то затейливым гарниром. Дин присвистнул. Сэм в это время смотрел абсолютно шальным взглядом на блюдо с морепродуктами. И если бы Дин поднял на него взгляд, то он мог бы поклясться, что на девушек Сэм так ни разу не смотрел. Кас в это время волшебным прикосновением открывал бутылки вина. Одна из них была предназначена ему. Вино Кастиэль любил.
- А мне ничего не предложите? – спросил до боли знакомый голос.
- Зачем ты здесь?
- Ну, как же?! Повидать дочурку!
- Нет, ты не понял, зачем ты здесь, на этом свете?
- А вот на такое и обидится можно, - Архангел Габриель скорчил показательно обиженную рожицу. И подошел, заглянув каждому в тарелку.- И что, ничего сладенького?! А ты, Кас, все спиваешься?
- Слушай, говори, зачем пришел и проваливай. А лучше сразу проваливай!
- Я же сказал, пришел тебя навестить.
- Охренеть какая честь! Навестил? Пошел вон!
- Ну, а ты как, братец?
- Вали отсюда, папаша! – выпалила Вероника прежде, чем кто-либо успел открыть рот.
- Вот ни на грамм уважения, - сказал Гейб и исчез.
Все сидели молча, и есть уже никому не хотелось.
- Ты не простишь его? - наконец нарушил Кастиэль тишину.
- Такое не прощают.
- Можно простить все…
- Вот иди и прости Люцифера.
Снова повисло молчание.
- Но ты же знала, что он придет.
Ангел указал на нераскрытую коробку.
- Да, после смерти Дилана он… появлялся. Частенько. Во сне.
- Вот видишь
- Ага, а когда я башкой об пол билась и умоляла хоть кого-нибудь помочь! Где он был в тот момент?! Пока я голос срывала, зовя его?
Она закурила. Кас незаметно взял Дина за руку. Дин удивленно посмотрел на ангела. Спрашивать, кто такой Дилан и почему он умер, было не к месту, но видимо, история была трагическая, раз даже ангела господня проняло.
Неожиданно девушка пробормотала что-то вроде «ладно, возвращайся». Через секунду Гейб оказался в комнате.
- Где? Где? Где? – нетерпеливо начал он. – Давай сюда, так вкусно пахнет, давай скорее.
Вероника протянула ему запечатанную коробку и он, усевшись в появившееся ниоткуда кресло, принялся любовно улыбаться содержанию коричневого картона.
- А чего это я тебя найти не могу. Что тоже ребра под хохлому расписала?
- Спину.
- Эротишно, наверное?
- Ага, не то слово, мужики тоннами вешаются. Видишь, целых три, и все мои с потрохами.
- Мож поделишься? Одним.
- Это которым?
- Вон тем, сладеньким, - указал Трикстер на Сэма пальцем испачканным в креме, после чего обратился уже к нему самому, - хочешь пироженко?
Сэм подавился своими морепродуктами. Дин просто прибывал в шоке, рефлекторно сильнее вцепившись в руку Каса, а Веронка ухмыльнулась.
- Забирай, хотя я думала, ты Каса выберешь…
- Это ж инцест!
- Ага, а вы прям такие братья, куда бы деться!
- Какие никакие… Нас так воспитали.
Гейб говорил это с таким чувством уязвленного собственного достоинства, что все просто взорвались приступом смеха. Напряжение неожиданно спало. Гейб по-быстрому «наколдовал» еще вина. Вечер обещал быть веселым.

Остаток посиделок прошел под общие приступы хохота и робкие поцелуи Каса и Дина. Причем Сэм воспринял это удивительно стоически. Отвернулся он только один раз, пробормотав что-то про гнев Божий. Так же стоически все восприняли сценку посвященную первому Вудстоку, где папа и дочка, конечно, присутствовали («Потому что там были такие девочки…» «… и трава.… Ох, какая тогда была дурь...»). А потом они на пару спели какую-то французскую песенку, от которой Кас покраснел и напрочь отказывался ее переводить. К концу вечера Сэм каким-то образом умудрился поцеловаться с Гейбом, Вероника продемонстрировала печать Еноха на спине и «отличную задницу» (по словам Дина), а Дин и Кас минут на 15 удалились «в туалет».
Уснули все на большой кровати скреативленой Архангелом по такому случаю. Дин и Кас, естественно, спали в обнимку, вернее спал Дин, а Кас впал с грезы. Рядом спала Вероника, под головой у нее была ладонь Гейба, которую он сам туда положил, когда она провалилась в сон. А по другую сторону от него лежал Сэм, положив голову ему на ногу. Сам же Габриэль погрузился в воспоминания, так похожие на грезы Каса.
Все, кто был с ним рядом сейчас, казались ему особенно юными. И их юность и краткий промежуток беспечности, которые они выторговали себе сегодня, переступив через многое, делали их лица прекрасными. Брат, нашедший счастье в объятьях смертного Смертный, который на мгновение забыл, что он был в аду. Дочь, которую он почти потерял из-за трусости. Сэм… которому суждено стать сосудом для его брата…. Сэм… юный, красивый смертный с дьявольской кровью внутри. Сэм…

ГЛАВА 6
в которой наступает утро и приходит пора принимать решения

Утро подкралось неожиданно. Можно сказать прям откуда ни возьмись.
- Господи, как хреново то, - простонал Сэм. Последнее, что ему запомнилось, как вчера он катал дина на спине… Черт, они играли в ковбоев.
- Заткнись… - послышался стон рядом. Вероника лежала, уткнувшись лицом в подушку. Последнее, что помнила она, это как забиралась на кровать под одобрительные возгласы Каса и Сэма.
Дин молчал. Он помнил много чего, но в голове все перемешалось. Наверное, последним были руки Каса, обнимающие его во сне…
- Нет, ты только посмотри на них. Нашкодивший детский сад! – голос Гейба резал уши. Он был слишком бодрым и счастливым.
- Габриель, излечи их. Ты же можешь, - голос Кастиэль был как всегда ровным и немного далеким. Дин сел на кровати. Картина маслом – два трупа – Сэм и Вера, бодрый Гейб, сидящий в том же «волшебном кресле» с шоколадкой в руке, задумчивый Кас, устроился с вином возле комода. Дина мутило, шатало…. И 18 бутылок вина на комоде. Он силой воли подавил рвотный позыв. Он так уже года 4 не напивался.
- Гейб, вылечи, - послышался, заглушаемый подушкой голос Вероники.
- Скажи «папочка, пожалуйста»!
- Папочка, ПОЖАЛУЙСТ, вылечи доченьку…
- Как быстро ты пошла на компромисс с совестью.
- А ты издевайся, но лечи.
Габриель, не торопясь, подошел к кровати и коснулся ее пальцами. Девушка издала стон блаженства.
- И мне… - протянул Сэм.
- Ну, с тебя взятки побольше.
- Не томи.
- Поцелуй!
- Гейб, я не понял, ты что открыл неожиданно свою сексуальность и тебя на мальчиков потянуло?
- Вот еще…! Какой из тебя мальчик – взрослый мужик уже!
- Ладно. Хрен с тобой. – Гейб нежно приложил пальцы к виску.- Мне было слишком хреново, - оправдываясь, произнес Сэм, глядя на шокированного Дина.
- Я первая в душ!
Вероника ловко вскочила с кровати, накинув рубашку Сэма и, схватив платье с пола, выскочила за дверь.
Гейб между тем уже удостоил Дина святого прикосновения, мотивировав его братским долгом. «А Кас даже спасибо не сказал!»

Прошло еще минут 40 прежде чем все пришли в себя, а номер был убран так, чтобы не было заметно волшебное вмешательство. Кас слетал за завтраком, а парни упаковали сумки. Наконец все расселись на кроватях. Пришло время решать, что делать дальше.
- Я не думаю, что можно отпускать Веру.
- Вот еще! Кас, у тебя думалка не устала, пока ты это думал?
- Он вообще-то прав.
- Ага, решил поиграть в заботливого папашу и преданного брата?! Поздно пить боржоми, когда почки отлетели!
Вероника уплетала свой диетический салат за обе щеки. Ее казалось вообще мало волновали доводы и мысли кого бы то ни было.
- Слушай, вообще-то в чем-то Кас прав – если он решил, что ты можешь прокачать Апокалипсис, то, наверное, и ангелы до этого додумаются. – Сэм уже приготовился выслушать новую порцию гадостей от девушки, но неожиданно она ответила спокойным голосом.
- Уже. У них проблемка с сосудом Михаила, - она кивнула в сторону Дина, - вот они и решили меня подрядить на эту роль. Ну, или хотя бы превратить в ангельского терминатора и заслать к Люциферу по принципу не съем, так понадкусываю. Но они обломятся. Найти они меня не могут.
- Раз знают ангелы, значит и демоны в курсе.
- Наверное.… Но им от меня какая польза?
-А это не важно.
Кастиэль буравил ее не мигающим взглядом.
- А я тоже в гляделки играть умею, - Вероника так же смотрела на него.
- Что за детский сад!?!- Гейб уплетал тортик на завтрак. – По-любому тебя надо спрятать.
- Ага, тебя все равно найдут. Как Анну, - Дин наконец вставил свое слово, о чем тут же начал жалеть.
- Анна это такая красноволосая дура?
- Но-но! – пресек Дин
- Тебе вообще слова не давали! Я понимаю, что за любовниц надо заступаться, но ты вообще в курсе, что из-за ее самоволочки, гарнизон Каса чуть в полном составе в пыточную не вызвали? Ты вообще хоть представляешь, как падение одного на других отражается?
Дин не нашелся что сказать. Зато вопросы нашлись у Сэма
- Почему?
- Да потому что вдруг ересь по рядам вояк ходят? Надо мятежный элемент исключить.
- И из-за Каса такое же?
- Ребята, у меня на вас матов не хватает. Вы где последнее время ошивались? Да почти весь его гарнизон примкнул к дьяволу, а те, кто отказались либо убиты, либо ударились в такой фанатизм, что на небесах не рады. Там один Кас к людям сбежал.
- А я так посмотрю ты в курсе последних сплетен! Листаешь небесную «Жизнь», - Дин говорил так язвительно, как только мог.
- Тип того. У меня обширные связи.
- Ты ж их ненавидишь.
- Ненавижу не то слово! Но я с вояками дел не имею, а вот в божественной администрации попадаются адекватные персонажи… Стоп! Вы же не думали, что все ангелы…. Кас, ну ты бы их хоть просветил на тему как там все устроено.
- Зачем?
- Да действительно! А как им явится Серафим какой-нить шестекрылый. Они ж в кому впадут.
- Ты сама-то его видела?
- Ни разу.
- Вот то то же, - произнес Кас назидательно. Однако по глазам было видно, что шестекрылого мутанта он тоже не наблюдал.
- Так! Прекратить препирательства!
Впервые за все время Габриэль был серьезен. От тона его голоса поежился даже Дин и плотнее прижался к Кастиэлю.
- Спрятать тебя придется. Не хватало нам еще помимо Апокалипсиса тебя спасать!
- А ты что же, тоже начнешь бороться за разумное, доброе вечное?! Ох, валю-ка я из вашей секты!
Девушка встала, порываясь уйти, но архангел одним движением усадил ее обратно. Она сидела, держась за плечо и, похоже, была напугана не меньше остальных.
- Хватит! Развели базар. Сказано надо, значит надо. Поверь, тут все с удовольствием избавились бы от твоей 500 летней желчи, да потом проблем не оберешься, так что сиди и помалкивай, пока тебе помочь пытаются! А хочешь это обсудить, вали к психотерапевту!
Голос Габриэля гремел, казалось на многие километры. Наконец маска милого Трикстера была сброшена.
- Хорошо, - голос девушки дрожал.- Я знаю отличное место в Бангкоке. Там сам черт ногу сломит. Лично я там никогда ничего найти не могу.
Напряжение по чуть-чуть спадало.
- Нет, это слишком далеко, мы не сможем помочь, - Сэм почти справился с хрипом в голосе. А ведь это существо пару часов назад с ним заигрывало. А могло бы сразу уничтожить. Он так же недоверчиво покосился на Кастиэля. Что-то все время выпадало у него из головы, что эти двое могут и в ад отправить и вообще много чего сделать нехорошего.
- Нью-Йорк? У меня там отличный пентхаус…
- Домой возвращаться нельзя! – голос Дина был серьезен и безапелляционен.
- Там мои Лабутаны! И… и еще много всего!
- Там твои что?
- Туфли!
- К черту туфли!
- Это… - но тут Вероника осеклась. – Ладно, куда тогда. В подвале закроете?
- В подвале… ТОЧНО! Бункер у Бобби! Демонам туда вход заказан, а от ангелов тоже можно что-нибудь нарисовать.
Сэм светился гордостью от своей изобретательности.
- Ты с ума сошел? Кто такой Бобби? Такой же клинический, как и вы?
- А это неплохая идея, - Дин еще секунду как будто что-то прикидывал в уме.- Я думаю, мы его уговорим.
Далее Сэм с Дином в двух словах описали, кто такой Бобби и что у него за бункер, а ангелы посовещались, что там можно сделать противоангельского. Вероника курила.
- Я так понимаю, меня никто не спрашивает.
- Нет.
С этими словами все вышли из номера, оставив хозяйку заведения в полнейшем шоке.
До Бобби решено было доехать на машинах. Кас и Дин в Импале, Сэм, Габриэль и Вероника в ее шикарном кабриолете. Для Сэма на заднем сидении было катастрофически мало места, но ехать с влюбленными он не пожелал. Конечно, Дин не превратился в хнычущую малолетку. Он остался Дином. Да и Кас не особо изменился, но все равно. К этому надо было привыкнуть, и привыкать Сэм Винчестер решил на расстоянии.

ГЛАВА 7
в которой секс… или что-то тип того

Сэм постучал в дверь номера. С тех пор, как Веронику привезли к Бобби, прошло почти 2 недели. Сэм все еще усмехался, когда вспоминал, как девушка орала в окно «Я всех вас ненавижу!» вслед уезжающей Импале. Надо сказать, что Бобби тоже был недоволен. Назвал братьев предателями и еще кем-то на японском. И Сэм, и Дин поняли, что слово очень нехорошее. А Кас и Гейб прямо после этого куда-то упорхали. Но, тем не менее, в итоге Вероника осталась у Бобби, и у их симбиоза имелись даже положительные стороны – Сэм и Дин получали на майл файлы с указанием места, события, подборкой статей по теме, предположительными тварями и способом их убийства. В файлах имелись даже адреса гостиниц и закусочных. Не жизнь, а рай. На этот раз, правда, с тварью аналитики ошиблись, так что им пришлось немного напрячься.
Дверь распахнул Кас. Он был без плаща и выглядел слегка виноватым. Дин сидел на кровати и поправлял рубашку. Сэм мог поклясться, что он ее только что одел.
- Бобби звонил…
- Да?!
Это был первый раз, когда Бобби удостоил их разговора с того дня, когда ему принудительно подселили Веру.
- Да.
- И как он там?
- Ну, сначала он минут 10 орал, как Вероника треплет ему нервы, а еще, что она замутила ремонт. И у него дома теперь что-то невообразимое, а подвал, вернее бункер больше напоминает творение свихнувшегося дизайнера.…В общем, все в таком ключе.
Дин хмыкнул, представив Веронику в ее дизайнерских платьях, которые Кас под страхом смертной казни все-таки принес из одних из ее апартаментов, и Бобби. Просто рядом. Это уже вызывало смех до икоты.
- Ну, потом правда он еще минут 15 рассказывал, что Вероника читает ему книги на неизвестных языках, что она знает японский и что рассказала ему парочку ритуалов и… она ему кушать готовит.
- Ниче себе! Так он еще и неплохо устроился?!
- Честно говоря, мне кажется, им там не скучно вдвоем. Кстати, он сказал, чтобы мы оставались здесь и никуда не уезжали. Демоны сидят тихо и нам лучше не рыпаться.
- И это после того, как хренов Люцивер хренову смерть откопал?!
- Слушай, если тебе хочется обсудить это, звони Бобби, а лучше сразу Веронике. Но у меня нет желания в очередной раз услышать, что я идиот.
Кас как-то особенно лучезарно улыбнулся в этот момент. В последнее время Кастиэль вообще улыбался часто. Сэм никак не мог к этому привыкнуть, но он бы не сказал, что ему это не нравилось.
- Вы правда бываете иногда очень смешными… - Дин уже почти отучил Кастиэля говорить на староанглийском, так что больше посторонние от него не шугались. Ангел склонил голову набок.
- Ты тоже, - буркнул Дин.
Повисла пауза, и младший Винчестер поспешил удалиться. Все-таки эта «любовь» в его голове никак не укладывалась.

Сэм вернулся в свой номер. Читать настроения не было, поэтому он тупо врубил телевизор. Он не знал, чем там сейчас занимаются Дин и Кастиэль, но им явно не так скучно, как ему. Не то чтобы он ревновал Дина. Просто как-то обидно, что брат его бросил. Ну, не совсем.… Да что уж там?! Он ему тупо немного завидовал! У Дина был Кас, которого можно было поцеловать… как минимум.
- А ты меня поцелуй! Ты еще один поцелуйчик мне задолжал!
Гейб появился как всегда неожиданно. Тоже впервые с тех пор, как они спрятали его дочурку.
- Как ты нашел нас? – спросил Сэм устало. Он прекрасно знал ответ.
- Фу! Скучно с тобой! Вероника сказала.
- Понятно…
Они сидели молча. Гейб корчил рожицы. Сэм был в печали.
- Мороженка?
- Да.
Они ели морожено прямо из ведерка. Ложками.
- Ты меня гипнотизируешь.
- Ниче подобного!
- Я чувствую.
- Это мое природное обаяние.
- Ладно, давай хоть, правда, поцелуемся.
Сэм склонился к Габриэлю и не спеша, легко коснулся его перепачканных мороженным губ.
- Сладко, - шепнул он и сильнее прижался к слегка приоткрытым губам архангела, так же не спеша углубил поцелуй. Это был спокойный поцелуй от нечего делать, но у Сэма по позвоночнику катились искры и каждый раз, когда их языки касались друг друга, казалось, что он воткнул пальцы в розетку. 220 замыкало. Они оторвались друг от друга, когда стали задыхаться.
- Умничка, мальчик, - протянул Габриэль.
- Почему именно Трикстер?
- Что? Это я тебя должен спросить! Почему именно я? Именно я пробудил твою чувственность и…
Тут он не выдержал и рассмеялся, Сэм обиженно сопел. Казалось еще чуть-чуть и он просто лопнет.
- Да ладно тебе, съешь мороженко.
- Вафильку хочу, - Сэм дулся трогательно, как маленький ребенок, в контрасте с его внешностью это могло вызвать приступы умиления даже у очень черствого человека
Появившимися перед Сэмом хрустящими вафлями он зачерпнул мороженного из ведерка.
- Да, я вообще-то никем специально не прикидывался. Это вы решили, что я Трикстер, а мне что бегать вас разубеждать.
- А к язычникам сбежал…
- Вот еще, это не я сказал, а Дин. Вы прям так быстро выводы делаете. Ни к кому я не подавался. Трикстеры, кстати, реальные персонажи, а я не при чем.
- И давно ты на земле?
- В смысле на ПМЖ?
- Да.
- Да нет, тыщи 2 лет.
- А я думал ты сбежал сразу, как Люцифера скинули…
Габриэль молчал.
- Извини, - Сэм дотронулся до него. Архангел дернулся и отстранился.
- Вот не надо. Без рук. Я на твою невинность не покушаюсь, вот и ты в душу не лезь, а то я как посмотрю, вы распоясались. Че, близость к небу почувствовали, да?
Сэм смутился, его залила краска. Конечно, вот опять, забылся. Все, щас он улетит и привет сидению в номере и тупому просмотру всех каналов сразу.
Неожиданно Сэма накрыла волна. Гейб целовал его остервенело, казалось, что на нем он выплескивает всю обиду на братьев, отца, на весть мир. Он кусал губы парня, сжимал его волосы, впивался пальцами в спину. Сэм отвечал немного растерянно. Неосторожное движение и он сверху. Слышит, как катится на пол ведерко с мороженным, слышит, как хрустят раздавленные вафли.
Он отрывается от губ и целует шею, щеки.
Когда Сэм спал с Руби он все время старался замечать только тело, пытался забыть, что Руби демон. Сейчас же он старался абстрагироваться от тела, оболочки. Он видел, по-настоящему видел то, что под оболочкой. Он видел свет. Видел что-то прекрасное. Прекрасное настолько, что человек неспособен этого понять…

Гейб поднял его, вновь садясь. Слишком сильный для своей комплекции. Сэм трясущимися руками снимал с него куртку…
- Стой, Я как честный ангел должен предупредить, что это…- Сэм закрыл ему рот поцелуем.… - Эй, я могу стать девушкой!
Снова поцелуй. У Сэма в голове все мешалось. Казалось, что он сошел с ума. А может, так и было? Он чувствовал, как Габриель снимает с него футболку, он плавился под его горячими поцелуями. Кровать стала больше? Он откинулся назад, позволяя расстегнуть джинсы. Внутри все горело. Ему нужна была разрядка. Слишком давно не было секса. Слишком правильно Габриэль целует его грудь, живот.… О БОЖЕ! Сэм стонет.
Джинсы и трусы летят куда-то. Габриэль целует его в губы, опускает руки ниже. Несколько резких движений, и Сэм почти с криком кончает. Вот так быстро. Как 16 летний мальчишка.
Сэм тяжело дышит. Гейб, опираясь на один локоть, смотрит на него. Он одет. Футболка, джинсы.
- Я думаю, для первого раза хватит.
- Да…конечно.. – мямлит Сэм. Он в шоке. В шоке от себя, от произошедшего.
- Ты поспи.
Сэм прикрыл глаза. Из-под опущенных ресниц он видел, как Габриэль слегка шевельнул рукой. Его развернуло. Габриэль прибрался. Сэм чувствовал себя так, как будто принял душ. Он был укрыт одеялом. Он засыпал.

ГЛАВА 8
в которой мы узнаем последствия ангельской «любви»

Сэм вышел.
- Я все равно не понимаю, почему мы должны ждать!
Дин дернулся. Кастиэль обнял его сзади. Они стояли молча.
- Хочешь, я принесу сюда Веронику, и она тебе все расскажет, - Кастиэль целовал его за ухом. – Ну не сердись…. Я улетаю не на долго. Вот увидишь, всего пару дней и мы проснемся вместе.
В последнее время Кас так частенько делал. Прилетал среди ночи, раздевался, оставляя почему-то штаны, и ложился рядом с Дином. Тихонько. Дин всегда слышал, но, всегда делал вид, что спит. И руки ангела обвивали его во сне. Им надо тупо сидеть, Кас улетает, Сэм в депрессии…
- Давай! Давно хочу сказать ей пару ласковых!
Кас с улыбкой развернул его и чмокнул в нос.
- Пятнышки, - сказал он, и улыбка растянусь от уха до уха
- Веснушки…
Почему-то Кастиэль никак не мог запомнить это слово. А может, просто не хотел. И Дин постоянно напоминал ему. И ангел становился еще счастливее.
Шелест крыльев… Дин рухнул на табурет, уткнувшись лицом в ладони.
- Ну, и чем ты недоволен? - неожиданно послышался с кровати вальяжный голос. Девушка курила и находилась, казалась в самом подходящем для беседы расположении духа.
- Я не понимаю, почему мы сидим на месте! – новая волна возмущения и раздражения поднималась в мужчине, готовая выплеснуться на полубожественное явление. Но Вероника не реагировала. Она спокойно затянулась.
- Потому что демоны сидят тихо. Никаких предзнаменований, никаких резких движений… НИ-ЧЕ-ГО! Что ты собираешься делать? Куда бежать? Киска, не буди лихо…
- Смерть…
- Да что вы так все с этой смертью? Не так страшен черт, как его малюют. Люциферу сейчас тоже, между прочим, не сладко. Смерть не ручной песик. Так что сейчас он, думаю, ищет способы подчинить себе смерть полностью. И, скорее всего, ищет ей подходящий сосуд.
- И планы разрабатывает! А мы сидим…
- Конечно, они планы разрабатывают! Ты подставься Михаилу, тоже начнешь планы думать, действовать… - голос Вероники был спокоен и холоден, в нем тысячью иголок колола сталь, а глаза горели тем светом, каким обычно горят у недовольного Каса.- Слишком много хочешь! У тебя в наличии только бесполезный кольт, бессмысленная храбрость, брат с демонской кровью и ангел, отключенный от божественной розетки, в любовниках, а все туда же! Думать! Вы вообще с Сэмом страшны своей импровизацией. А планы придумывать оставь другим. Или ты думаешь, мы с Бобби просто так штаны протираем?
- Мы не любовники…
- Что, прости?!
- Я не знаю что делать!
- Стоп! Так вот я тебе зачем нужна была…. ДИИИИИИИИИИИИИИИИН!
Девушка скорчила страдальческую физиономию. Дин молчал, глядел в пол и обреченно вздыхал.
- Помнишь, почему людей из рая изгнали?
- Ева, яблоко, все такое…
- Яблоко – эта аллегория, но общий смысл ты уловил, видимо. Запретный плод. Только не было там яблок. Люди познали 7 смертных грехов. Вот их и турнули из «дивного нового мира».
- И…
- И да, похоть, Дин, это смертный грех.
- Я в курсе…
- Я в курсе, что ты в курсе. Какой с меня спрос?
- И что вообще? А как же любовь?
- А при чем здесь любовь? Сидите и любите друг друга, и будет вам счастье!
Дин вздохнул как-то уж совсем тяжело.
- Вот в чем слабость людей – вы не видите иной любви, как только физической. Не видите других удовольствий, кроме низменных… - она с отвращением хмыкнула. – Вы как болото, затягиваете в грязь. Себя, мир… Судьба дала тебе шанс – любовь ангела. Высшего существа, чистого, невинного. А все, что ты можешь – это опустить его до своего уровня… КОРОЧЕ! – она как будто очнулась. – Переспите – он падет. Вообще-то, он уже должен был пасть, за одни только мысли, но фиг с ним.
Она нажала несколько кнопок на телефоне, который валялся на кровати рядом с ней. Дин молчал. Вероника высказала то, о чем сам он все время думал. Раз за разом. Он слишком мелок, пошел, грязен, порочен…
- Но, возможно, ты его спасение. Возможно, ему это надо.
С этими словами Вероника исчезла.

ГЛАВА 9
в которой мы впервые видим образ русской рулетки

Весь день Дин лежал и тупо пялился в потолок. И еще 4 дня после этого. А потом Бобби сжалился и подкинул им дело с каким-то вервольфом, который вообще плохо соображал, что происходит. И потом еще неделя тупого просиживания штанов. Кас возвращался иногда. Набегами. Говорил о делах. Смотрел. Обнимал. Дин пытался поймать каждое мгновение с ним, но они как песок утекали сквозь пальцы. В голове клочками, обрывками мешались нежные взгляды ангела, шелест его крыльев, звук его голоса и холодные фразы Вероники.
Сэм в очередной раз куда-то пропал. Дурацкая идея остановиться в городе недалеко от университета с обширной библиотекой. Книги, ботаники, парочки, вечно целующиеся по углам… студенточки. А что? Дин Винчестер искренни любил своего ангела, но от этого он не перестал быть Дином Винчестером. Девочки были хороши, прямо огонь! А секса не было давно. Вообще-то в перспективе его уже никогда не будет. Он вздохнул.
«И пива попить не с кем»
Вечер уже почти сменился ночью.
Ладони мягко легли Дину на плечи. Он обернулся. Кастиэль стоял перед ним в пиджаке. Тренч висел на крючке у входной двери.
- Я пришел, - ангел мягко улыбался. Совсем по-домашнему.
- Я вижу.
- Ты злишься? Я устал в пути.
- Кастиэль, перестань?
- Почему? Почему ты меня не подпускаешь?
- Что?
- Все эти дни. Ни разу. Не обнял. Не спросил как я. Даже кофе ни разу не предложил.
- Зачем?
- Я видел. Так всегда делают, когда кто-то приходит. Когда кто-то приходит издалека.
- Люди! Так делают люди! Ты же не человек… Тебе вообще пить не нужно. Ты не устаешь физически. Ты…
- Вот как…- ангел посерьезнел. – Значит для тебя я просто ангел?! Хорошо Дин Винчестер.
Он развернулся.
- Стой! Я не знаю… Я не хочу отбирать у тебя… небо…
Пронзительные глаза Каса смотрели, казалось, в самую душу.
- Я уже все тебе отдал. Пока бога нет на небесах, они мне не нужны. А ты для меня – вся земля.

Дин смотрел Кастиэлю в глаза. Это была русская рулетка. Он просто не знал, что сказать. Он не знал последствий своих слов. Он думал, они изменили будущее, когда вернул Сэма, но сейчас он в этом как никогда сомневался.
Он сделал глубокий вдох.
Вот он Касс. Готов на все.
Он так близко.
Его обветренные губы дрожат. Волосы как всегда всклокочены. В его глазах боль, смятение, непонимание.… Нет, не так.… В его глазах ЭМОЦИИ. Настоящие.
Дин снова закрывает глаза.
Если сейчас он сделает хоть одно движение, то идти нужно до конца.
Досчитать до трёх.
Его трясет. Он вспотел.
А что если это он виноват в том, что Кастиэль станет таким? Секс. Первородный грех. ГРЕХ. Падение.
Что если Касс-2014 соврал? Что если он пал раньше, чем ангелы «куда-то ушли»?
И в голове почему-то всплывают слова молитвы. Вот сейчас ему, черт возьми, нужен Бог. Нужен, чтобы задать всего один вопрос «да или нет».
Он снова смотрит на Кастиэля. В его глазах любовь. Такая сильная. Возможно, человеку ее не дано понять ее до конца.
Ангел Господень. Он любил своего отца и готов был отдать за него все. Он любит Дина. И он готов ему отдаться и лишиться всего. И отца.
Неужели он любит Дина больше, чем Бога…
Но у Дина нет времени думать - сейчас его черёд что-то сделать.
Вся жизнь проносится у него перед глазами. Все, кого он когда-нибудь любил.
Но уже слишком поздно поднимать ценность своей жизни...
Его сердце замедляет ритм. Удар…. Второй…
Он смотрит на Кастиэля.
Ему страшно. Страшно так, как не было страшно перед смертью.
Но он не уходит.
Он не может сбежать.
Это как русская рулетка. Надо просто спустить курок.

ГЛАВА 10
в которой у Дина и Каса «первый раз»

Дин опустил руку на щеку Кастиэля. Провел по ней кончиками пальцев…
Ангел дрожал под его прикосновениями.
Про себя Дин усмехнулся. В какой-то мере оба они девственники.
Неожиданно Кас сделал шаг, и расстояние между ними исчезло.
Дин жадно впился в губы Кастиэля. Это уже был не их обычный поцелуй. Он был жарким, требовательным.
Не прерываясь, Дин стаскивал с Каса пиджак, хотя казалось, что сам ангел пытался быстрее от него избавиться.
Они продвигались к кровати неуклюже, покрывая друг друга поцелуями, стаскивая с Дина футболку. Рубашка Каса полетела на пол прежде, чем они рухнули на кровать.
Винчестер водил ладонью по телу ангела господня. Его желание доходило до предела, поцелуями он опускался все ниже. Кастиэль, впервые ощутив так полно все, что происходит с весселем, тихо постанывал. Хотя сейчас это уже был скорее не вессель, а его собственное тело.
Он чувствовал грубую кожу рук Дина, его твердые мышцы. Он был весь монолитом и при этом движением. Это было не похоже на нежные объятья девушки. Это было.… Все равно что обнимать скалу, все равно что отдаться ласкам шторма. Настойчиво, жарко. Без поблажек.
Когда Дин попробовал расстегнуть брюки Касу, он понял, что не сможет этого сделать, его трясло от желания. Он рефлекторно сжал предплечье партнера, зная, что тому больно. Но страсть уже перешла ту границу, когда можно отличать удовольствие от боли. Желание обладать полностью поглотило последние остатки разума.
Резким движением ангел сел. Они снова целовались. Жарко. Кусая друг другу губы. Как сумасшедшие.
Наконец Дин справился со штанами Каса и со своими джинсами.
Он почувствовал, что ногти Кастиэля впиваются ему в спину. Человек впился зубами ангелу в плечо, пытаясь заглушить крик боли и стон нетерпения. Желание стать с Касом чем-то единым причиняло уже физическую боль. Он обхватил его голову руками. Они смотрели в глаза друг другу.
Он видел в них желание. Такое простое плотское желание.… Но там. Где-то под ним он видел. Огонек. И он знал, что ангел видит его душу. Он знал, что увидеть истинный облик Кастиэля он не сможет.
Он может выразить чувства и слиться с ним только так. Так как дано это людям.
Касс откинулся на кровать и слегка выгнулся. Черт, его тело было слишком гибким для 35 летнего мужчины.
Дин в каком-то одном порыве Навис над ним и резко вошел сразу двумя пальцами, лишь слегка, мимоходом смочив их слюной. Он плохо знал, что надо делать. Тут инстинкты не работали. Он двигал рукой. Возможно, слишком жестко. Кастиэль стонал. В каждом движении Дина была какая-то обреченность. Ему хотелось…. Он без предупреждения обхватил его бедра руками, приподнял и вошел. Все одним движением.
Вызывая боль и в своем теле, и в теле ангела. Но ему было плевать. Они были одним целым.

Наверное, о том, что у них секс знал не только весь отель, но и добрая часть городка. Дин боялся, что ожидание и желание сделают секс слишком коротким. Но, видимо, стресс и страх сделали свое дело. В какой-то момент он сам удивился и даже нашел секунду для самолюбования. Он мог смело сказать, ТАК он никогда не старался. А Кас. В какой-то момент Кастиэль напомнил ему ту гимнасточку. Только вот руки у новой «гимнасточки» были слишком сильными, взгляд слишком жарким, губы слишком требовательными. Ангел шептал, кричал на незнакомом человеку языке. А Дин вспоминал Господа так часто, как никогда.

Они лежали рядом на сбившихся простынях. Дин был без сил. Он даже говорить не мог. Кас лежал тихо, не шевелясь. Постепенно сон стал накрывать человека.
Но в голове роились мысли.
Что будет с утра. Что он увидит, когда проснется? Когда ангел падет? Потом или сразу? Что произойдет? ЧТО БУДЕТ С НИМИ?
Сон сомкнул его веки.

Касс лежал рядом и ждал чего-то. Он сам не знал чего. Чувствовал, как выровнялось дыхание Дина. К нему сон не шел.
Он просто не хотел спать.
Ангелам спать не нужно.
По какой-то причине он все еще ангел.

@темы: text

Комментарии
2011-11-28 в 17:46 

Семейство злобных критиков
Free will, обоснуй и печеньки!
:facepalm:
Не самое безнадёжное из прочитанного нами, но...
Штамп на штампе :facepalm: Ну в самом-то деле.

ОС, является неким двигателем сюжета, в пейринги не вмешивается.
Ecxuse me, WHAT.

Предупреждение: Много секса
Oh really :facepalm:

О насущном.
- :Максимум диалога, минимум действия - да, есть и такой стиль, только хотелось бы диалогов уровнем повыше общения учащихся ПТУ. Дин и Сэм, конечно, парни простые, особенно Дин. Переругиваться и подкалывать друг друга любят. Но не всё время же.
И вообще... о чём все это было? Мы не заметили сюжета. Дайте нам очки получше. И при чём тут "русская рулетка"?
+ :Хотя бы обошлось без превращения в деффачек во время постельной сцены.

Вобщем, так, Автор. Писать Вам не противопоказано, но рекомендуем в следующий раз поразмышлять над характерами и вообще сутью, э, произведения.

2011-11-28 в 18:33 

Evil Mushroom
Люди всегда умели убивать лучше, чем любое другое животное..© Знаете, мышьяк не всем на пользу.© Есть пила, да счастья нет.©
Дин и Сэм, конечно, парни простые, особенно Дин
Ну да, поним-помним)))

2011-11-29 в 07:07 

Семейство злобных критиков, смысл названия еще будет представлен вашему вниманию. Будет продолжение)

2011-11-29 в 07:15 

У меня есть к Вам просьба прочитать ВСЕ мое так сказать, произведение. Я понимаю, что оно обьемное, но я работала над ним почти год. Мне очень нужно ваше мнение.

2011-11-29 в 21:26 

Текст очень сырой, читать тяжело, потенциал у автора есть, но возможно нужно больше тренировки и более обдуманный сюжет.

URL
2011-11-29 в 23:06 

Evil Mushroom
Люди всегда умели убивать лучше, чем любое другое животное..© Знаете, мышьяк не всем на пользу.© Есть пила, да счастья нет.©
Вам просьба прочитать ВСЕ мое так сказать, произведение
знаете, не всегда нужно прочитать всю книгу, чтобы понят что она из себя представляет. Достаточно пару страниц.

2011-12-01 в 00:12 

знаете, не всегда нужно прочитать всю книгу, чтобы понят что она из себя представляет. Достаточно пару страниц.
я, в свою очередь, могу сделать вывод о вас двух тпшках как о людях по вашим двум комментариям.

URL
   

Сериал Сверхъестественное (supernatural)

главная